Москва г, Новоспасский переулок,
дом №3, к.2, этаж 1, пом.XX, ком.1-5
Нужна помощь

Скажи мамочке: «Пока-пока!»

← Предыдущая Следующая →
Скажи мамочке: «Пока-пока!»

Восточная сказка

Она спасалась от войны. Бои на востоке Украины шли уже год, и Марина поняла: хочешь жить — уезжай. Она переехала в Москву, устроилась на работу в салон красоты, начала новую жизнь, а через год встретила его.

«С Адамханом мы познакомились в сети. Красивый, яркий, обходительный, — вспоминает Марина. — Сначала он ухаживал за мной, дарил цветы, украшения. Мне казалось, что я наконец нашла настоящего мужчину, своего человека».

Но эта история любви быстро начала обрастать мрачными подробностями — уже через пару недель возлюбленный наградил Марину первой хлесткой пощечиной, рассказывает она.

«Ему показалось, что я с кем-то кокетничаю. Было больно, но еще больше обидно и унизительно, — девушка замолкает, собирается с силами. — Конечно, на следующий день он умолял простить, клялся, что любит и больше никогда не поднимет на меня руку. Я поверила, убедила себя, что он ревнует, что у него просто такой характер, но рядом со мной он обязательно успокоится и все будет хорошо».

Марина даже не представляла, сколько еще раз она будет проговаривать про себя эти слова и прощать, прощать, прощать до бесконечности, пока еще теплится надежда спасти хотя бы иллюзию близости и нормальной жизни.

«Даже мальчика родить не можешь»

Побои, оскорбления и издевательства она терпела четыре года, говорит девушка. Каждый раз давала себе слово, что уйдет, но Адамхан находил способ уговорить Марину остаться. Она жила как в кошмарном сне. Ее возлюбленный мог неделями быть самым добрым и чутким человеком на свете, а потом сорваться из-за какой-то мелочи и избить ее так, что она еле могла стоять на ногах. Внезапные приступы ревности или громко работающий пылесос, ее внешний вид или слишком горячий чай — он всегда находил новый повод, она никогда не могла его предугадать.

«Два года назад я сбежала от него, — говорит Марина. — Накопила денег, сказала, что мы расстаемся, и улетела на родину. Оттуда перебралась в Сочи и решила еще раз начать все заново, но он меня нашел».

В тот раз он нашел в их расставании возможность для широкого жеста — оплатил Марине переезд на Украину. Как он узнал, что она снова в России, неизвестно. Он требовал, чтобы она вернулась. Сначала ругался и угрожал, потом сменил тактику и снова стал самым заботливым и понимающим, готовым на все, только бы увидеть любимую женщину.

«И я сдалась, — продолжает Марина. — В честь моего возвращения мы на месяц уехали в Турцию. Надолго его не хватило. Уже там он начал снова скандалить и распускать руки. Я боялась признать, что снова ошиблась, что он нисколько не изменился. Вот только уйти от него я не могла: как только мы вернулись в Москву, я узнала, что беременна».

Марина твердо решила оставить ребенка, хоть Адамхан и уговаривал ее сделать аборт. Он считал, что они пока не готовы быть родителями. Но сильнее всего будущий отец разозлился, когда узнал, что у него будет дочь, а не сын.

«Он тогда сказал, что со мной вообще ничего нормально не получается, — говорит Марина. — Даже мальчика родить ему не могу. Будто бы это от меня зависит».

Адамхан настоял, чтобы Марина ушла с работы и на время беременности устроилась продавцом в его магазине. А когда подошел срок рожать, отказался везти Марину в роддом.

«Конечно же, я не послушалась, — говорит она. — Был скандал. Он обзывал меня последними словами, называл мразью, шлюхой, угрожал привести в дом девиц и каждый день присылать мне видео, как он там без меня развлекается».

Маленькая Соня родилась весной прошлого года.

Пожалуйста, помогите

Первые месяцы жизни ребенка — время, когда женщина особенно уязвима. Для Марины оно превратилось в ад. Отцовские обязанности у Адамхана радости не вызывали, а избивал мать своей дочери он теперь даже за то, что младенец плачет.

«Он мог ударить меня, когда я кормила Соню, понимаете? Я сижу с дочерью на руках и тут получаю удар по лицу, — голос у Марины срывается. — Однажды я так и упала на пол вместе с ней».

Адамхан перестал ночевать дома, вспоминает Марина. Приходил пару раз в неделю, что-то привозил, а потом исчезал, каждый его визит превращался в скандал, оскорбления и рукоприкладство.

«Он постоянно говорил мне, что теперь я больше никому не нужна. Я же рожавшая, а такие, по его словам, не в моде, — продолжает девушка. — И только он согласен меня терпеть. Впрочем, перед Новым годом я узнала, что недостойна его внимания, поэтому праздник мы с Соней будем встречать одни».

Он объявился 2 января, и Марина опять получила несколько ударов по голове. Как только мужчина ушел, она пошла в больницу и сняла побои.

«Ушибы мягких тканей и легкое сотрясение мозга, — говорит девушка. — И подобные же травмы он нанес мне еще через месяц».

Марина поняла: от этой домашней войны тоже пора бежать и ни за что не идти на мирные переговоры.

«Я вызвала полицию, но приехавший наряд только поговорил с ним и больше ничего, — продолжает она. — Потом нас вызвал участковый. Он был хорошим знакомым Адамхана».

Все, чего хотела Марина, — вместе с дочерью уйти из квартиры, где их жизнь и здоровье были в постоянной опасности. Ей нужна была помощь, но никто помогать не спешил.

«Было 8 февраля, когда Адамхан начал снова бить меня, — говорит девушка. — Я тут же позвонила участковому, умоляла прислать наряд, но никто не приехал».

Она звонила дважды, и оба раза ее просьбы о защите остались без должного ответа. Марина поняла, что от полиции вряд ли чего-то добьется, и начала искать тех, кто может помочь по-настоящему.

Имеет право

В ночь на 9 февраля девушка нашла страницу петербургского центра помощи жертвам насилия «Птицы».

«Мы сразу начали работать — подключили юристов, стали искать для Марины шелтер (убежище. — Прим. ТД), — рассказывает директор центра Наталья Никифорова. — Пока мы выясняли информацию, наступило утро и этот человек снова избил девушку. Она сразу позвонила нам».

У Марины была истерика. Женщина металась по квартире, не зная, куда себя деть. Адамхан разбил ей губу, ударил так, что Марина упала. Все снимал на видео. Все, кроме момента, когда наносил удар.

«Он сам пошел к участковому с этой записью, а пока его не было, я снова вызвала полицию, — говорит Марина. — Когда он вернулся, начал орать, что сейчас к нам придет опека и отберет ребенка, а виновата я».

Все это время на связи с девушкой была волонтер «Птиц» Лидия Панова. Не прошло и часа, как в квартире Марины и Адамхана стало не протолкнуться от сотрудников полиции и комиссии по делам несовершеннолетних.

«Девушка хотела только одного — спокойно покинуть квартиру и перебраться в кризисный центр, чтобы оказаться в безопасности, — говорит Лидия Панова. — К сожалению, правоохранители поняли эту задачу очень по-своему. Я попробовала поговорить с участковым, он ни в какую не шел на контакт. Единственное, что он сказал мне: “Марина сама виновата и сама нанесла себе побои”».

В показаниях Марины, которые она давала, когда все собравшиеся приехали в ОВД по району Митино, также указано, что участковый уверен: женщина избила себя сама, а видео, записанное Адамханом, — прямое тому доказательство.

«Соня была у него на руках, — говорит Марина. — Адамхан просто не отдавал ее мне, а когда мы поехали в отделение, он даже не дал тепло ее одеть. Зима на дворе! Но на это никто не обратил внимания».

По словам Марины, никто не обратил внимания и на то, что в ОВД сожитель пришел вместе с другом, который угрожал ей, а ребенка матери не отдали даже для того, чтобы покормить. Пока Марина писала заявление, Адамхан просто встал и вместе с Соней пошел к выходу.

«Он взял ее маленькую ручку, сделал мне “пока-пока” и ушел, — голос у девушки дрожит. — Я закричала, что не разрешаю уносить из отделения своего ребенка, но никто ничего не сделал. Никто его не остановил. Мне сказали, что он отец, имеет право».

Десятимесячная Соня, чуть прикрытая на морозе мужской курткой, уехала вместе с папой в неизвестном направлении.

Приходи одна, покажу дочь

Параллельно с этим Наталья Никифорова отчаянно искала выход из ситуации, которая совершенно не укладывалась в ее голове.

«Вот сотрудники комиссии по делам несовершеннолетних. Они должны действовать в интересах ребенка. Рядом — полиция, которая должна защищать людей. За столом сидит девушка, которая пишет заявление на мужчину, систематически ее избивавшего, прилагая медицинские справки. И тут этот самый мужчина просто встает и уходит вместе с ребенком. Как? — Наталья не скрывает эмоций. — А в это время мы звоним в районную прокуратуру и просим разобраться. Через полчаса перезваниваем и слышим: “Это была просто бытовая ссора, пара, помирившись, уже уехала из отделения”. Но в этот самый момент Марина продолжает сидеть в ОВД и писать заявление, а мужчина уже уехал».

В прокуратуре Наталье ответили, что ничем больше помочь не могут, если потерпевшая не обратится лично. А испуганная, растерянная и шокированная Марина пыталась выяснить, где ее дочь.

«Я звонила Адамхану, но он только потребовал передать ему детское питание, — говорит девушка. — Я тут же позвонила в комиссию по делам несовершеннолетних. Выяснилось, что он тоже беседовал с ними, сказал, что готов со мной встретиться и отвезти к ребенку, если я приеду на встречу одна».

В разговоре промелькнуло название — Путилково, подмосковная деревня рядом с Северным Тушино. Как поняла Марина, ее дочь находится там. Юристы отговорили девушку встречаться с Адамханом один на один: как поведет себя мужчина, предугадать было невозможно.

«Это был долгий день, — глубокий вдох, и Марина продолжает. — Уже вечером мы вместе с волонтером, которого нашли “Птицы” мне в сопровождающие, приехали снимать утренние побои, потом снова отправились уже в другое отделение полиции, ближе к кризисному центру, где я оставила еще одно заявление. В кризисный центр меня привезли только поздно ночью. За это время я созвонилась с участковым, который сказал, что может выписать Адамхану за побои только административный штраф, и консьержке в нашем доме. Она рассказала, что Адамхан приезжал без ребенка и велел не пускать меня на порог, а если появлюсь, тут же сообщить ему».

Лучший отец на свете

Когда я, набрав номер Адамхана, слушала короткие гудки, готовилась, что мужчина отправит меня по известному адресу. Но он пошел на контакт и во всем обвинил Марину.

«Кто сказал, что я не хочу, чтобы она занималась ребенком? — возмутился он. — Она пропала. Два дня ее уже нет. Забрала все вещи, я все с нуля хожу и покупаю. Это ненормально. Она сейчас только усугубляет и осложняет ситуацию».

По словам отца Сони, Марина знала, где находится ребенок, но смутила его, вызвав «каких-то разных непонятных людей» себе на помощь.

«Она вообще не интересуется ребенком, — продолжал он. — Похоже, что ей все нравится. Она же теперь на свободе. Пожалуйста! Пусть гуляет, что хочет делает. Ребенок — с отцом».

На прямой вопрос о побоях мужчина начал отвечать уклончиво, обтекаемо, объяснять, что у каждой пары бывают сложности. Стоит ли из-за этого шум поднимать?

«Понимаете, в любой семье бывают ссоры, — Адамхан старался быть приветливым. — У каждого есть моменты какие-то принципиальные. Может, что-то не поделили».

«То есть вы на нее руку поднимали?» — переспросила я.

«Нет, я не поднимал, — последовал ответ. — Никогда. Наоборот. Это она поднимала руки, кидала, метала в меня разными вещами. У меня видео есть, как она кидается на меня, как обзывает. Вы если разумный, взрослый человек, не надо подливать масла в огонь».

В конце разговора Адамхан отчеканил: никто не останется с Мариной до конца, только он.

«Страдает ребенок, это ей все по кайфу, — заявил мужчина. — Я хочу, чтобы дочь в садик пошла, в школу. Она у меня прописана. Я ей все документы сделал. У нее все есть. Она очень рада быть с папой. Я настоящий отец, лучше отца у нее не будет».

В распоряжении «Таких дел» есть справки о побоях, нанесенных Марине. Адамхан отказался говорить, где он держит ребенка.

Главное — вернуть Соню

Марина и «Птицы» сдаваться не собираются. Наталья Никифорова 10 февраля направила обращение на имя уполномоченного по правам ребенка Анны Кузнецовой.

«Они уже взяли дело в работу, а наши юристы продолжают консультировать Марину. Мы постоянно на связи с ней. В такой ситуации мы просто не можем оставить ее одну», — говорит Наталья.

Марина обратилась в посольство Украины в России. По ее словам, сотрудники дипмиссии были возмущены ситуацией и пообещали сделать все возможное, чтобы матери как можно скорее вернули ребенка. Следующим шагом станет заявление в прокуратуру.

«Сотрудники полиции могли оформить протокол о нанесении побоев, — поясняет адвокат Леонид Абгаджава. — Доказательств хватало. Мужчину могли оставить на ночь в ОВД, чтобы потом суд исследовал доказательства. Но они этого почему-то не сделали».

А вот забрать ребенка у отца и передать матери по действующему законодательству полицейские действительно не могут. Родители имеют абсолютно равные права.

«Сейчас она может добиваться лишения отца родительских прав и передачи ей опеки над ребенком, — продолжает адвокат. — Но все это занимает время. Оперативных способов решения в этой ситуации нет».

По словам адвоката, Марине в любом случае нужно обращаться в суд и делать все, чтобы вернуть себе дочь. К тому же необходимо обратиться не только в посольство Украины, но и в представительство Азербайджана, а также оформить несогласие на выезд ребенка за границу.

Сейчас Марина собирает все необходимые документы, пишет заявления и обращения. Она двое суток не видела Соню и не знает, где она находится. По словам Натальи Никифоровой, фонд «Птицы» тесно взаимодействует с украинским посольством и надеется, что помощь дипмиссии окажется действенной. Судя по всему, в условиях пробелов в отечественном законодательстве и специфического правоприменения только влияние официальных представителей Украины и Азербайджана в России может хоть как-то повлиять на ситуацию. Местные правоохранительные органы бессильны защитить десятимесячную девочку и ее мать от человека, для которого решение любого вопроса — удар в лицо тому, кто заведомо слабее.

Пока мы готовили этот текст к публикации, Марина встретилась с Адамханом и с дочерью в присутствии консула Украины и волонтеров фонда «Птицы». Общий язык бывшим возлюбленным найти так и не удалось. Разговор снова перелился в скандал, а центру помощи жертвам насилия пришлось вызывать полицию. Представители комиссии по делам несовершеннолетних отказались вмешиваться в ситуацию. По указанному адресу выехали сотрудники ППС. Мужчина не выпускал Марину из квартиры, отобрав одежду. Девушку удалось вызволить. Она снова весь вечер писала заявления и жалобы. Маленькая Соня осталась с отцом, но в квартире, где, по его словам, должен находиться ребенок, никого нет. Замки Адамхан сменил. По словам адвоката Марины Анастасии Сиротиной, они подали заявление на розыск девочки.

Источник: https://takiedela.ru/2021/02/skazhi-mamochke-poka-poka/

Форматы сотрудничества
Бесплатная консультация (on-line)
Cпециалист оценит перспективы достижения Вашей цели
Поможет оценить риски
Базовые сценарии
Оставить заявку
Внесудебное урегулирование спора
Коммуникация с оппонентом
Подготовим проекты соглашений
Базовые сценарии
Оставить заявку
Очная встреча с адвокатом
Коммуникация с оппонентом
Подготовим проекты соглашений
Базовые сценарии
Оставить заявку
Представление интересов в суде
Коммуникация с оппонентом
Подготовим проекты соглашений
Базовые сценарии
Оставить заявку
/
4
/
4
Нужна помощь?
это поле обязательно для заполнения
Строка ввода:
*
это поле обязательно для заполнения
Телефон:
*
это поле обязательно для заполнения
E-mail:
*
это поле обязательно для заполнения
Область ввода:
*
Спасибо! Форма отправлена