«Амнистия должна быть принята немедленно»

← Предыдущая Следующая →
«Амнистия должна быть принята немедленно»
Почему система ФСИН неизбежно станет главным очагом распространения вируса

Сводки о количестве заразившихся COVID-19 в России всё тревожнее, а меры, принимаемые властями регионов – всё жестче. В этих условиях всё громче звучат голоса тех, кто настаивает на необходимости скорейшего проведения широкой амнистии заключённых. Авторы проектов «разгрузки» учреждений ФСИН говорят уже не только о гуманизме – они предупреждают, что заполненные колонии и тюрьмы «помогут» распространить коронавирус. По просьбе «Улицы» эксперты фонда «Русь сидящая» Леонид Абгаджава и Турал Ибрагимов высказали свои соображения о том, как амнистия поможет сдержать эпидемию COVID-19 – и по каким критериям следует освобождать заключённых.

Е щё в 2009 году «Американский журнал общественного здравоохранения» опубликовал медицинское исследование о том, что заключённые находятся в особой группе риска при возникновении пандемии вирусных респираторных инфекций. Авторы статьи объясняли такой вывод высочайшей плотностью населения в тюрьмах, ненадлежащими гигиеническими условиями и наркотической зависимостью у значительного числа заключённых. А также более серьёзными проблемами со здоровьем у людей в тюрьме, чем в среднем у граждан «на воле».

Думаем, никто не будет спорить, что точно такие же проблемы присущи и российской системе исполнения наказаний в 2020 году, когда по планете шагает пандемия COVID-19. При этом следует понимать, что отечественные тюрьмы и колонии даже в обычное время не справляются с проблемами медицинского характера. По данным отчёта о мониторинге нарушений прав заключённых, проведённого «Русью Сидящей», о фактах нарушений в сфере медицинской помощи сообщили 91% опрошенных, из них 50% указали на то, что сталкивались с полным отказом в предоставлении медицинской помощи. Наивно будет надеяться, что к угрозе коронавируса ФСИН отнесётся внимательнее, чем обычно.

Но даже если бы система и захотела всерьёз бороться с новой инфекцией, это просто физически невозможно. Время упущено, раньше надо было об этом думать. Сейчас у ФСИН просто нет ресурсов и специалистов для выявления, лечения и изоляции инфицированных заключённых. Несмотря на то, что количество тюремного населения в России снижается, проблема перенаселения в местах лишения свободы по-прежнему остаётся актуальной. Об этом говорят не только адвокаты и правозащитники – её признают сами органы власти. А значит, изолировать больных будет просто некуда.

Проникновение инфекции в учреждения ФСИН – просто вопрос времени. А при таких «благоприятных» условиях коронавирус, попав в следственный изолятор или колонию, распространится внутри крайне быстро. Медсанчасти ФСИН будут не в состоянии справиться с огромным количеством заболевших, людям с тяжёлыми симптомами не будет вовремя оказана медицинская помощь…

Но не стоит думать, что это «проблемы самих зэков». Согласно выводам научной статьи, процитированной выше, эпидемия в колонии или СИЗО – это прямая угроза и для тех, кто находится «на воле». Распространителями инфекции станут сами работники ФСИН, живущие в соседних населенных пунктах. А мы знаем, что во многих малых городах и деревнях России колонии являются градообразующими «предприятиями». В таких местах работа большей части населения так или иначе связана с обеспечением колонии – из которой к ним обязательно прорвётся коронавирус.

Новая угроза заставила вспомнить ещё одну старую проблему. Несмотря на многолетнюю критику со стороны правозащитников, система ФСИН до сих пор устроена так, что огромное количество заключённых отбывают наказание не в том регионе, где они проживают или совершили преступление. Как следствие, даже во время эпидемии по стране будут курсировать «этапы» из СИЗО в дальние регионы. Крайне важно понимать, что в 2020 году этапирование проходит в ужасающих условиях (о чём тоже неоднократно говорили правозащитники). Купе вагонзака, куда набиты 10–12 человек без доступа к свежему воздуху, станет идеальным местом для распространения коронавируса на всех, кто в нём находится – включая охрану.

Адвокат Леонид Абгаджава

И вот так система лагерей, которую Солженицын назвал архипелагом, очень скоро станет архипелагом распространения коронавируса по всей стране. Заключённые будут подхватывать вирус на этапе, передавать его в пересыльных тюрьмах, а оттуда он разойдётся в десятки регионов. Какой бы карантин ни вводили их власти.

Именно система ФСИН очень скоро станет главным источником распространения вируса. И меры, которые принимают мэры и губернаторы, не будут иметь никакого смысла, когда ФСИН продолжит этапировать или держать в скученном заключении тысячи людей из группы риска по всей стране.

Вот почему амнистия должна быть объявлена немедленно. Количество заключённых должно быть сокращено до такой степени, чтобы тюремная медицина смогла более или менее справляться хотя бы с выявлением заболевших. Возможность лечения этих людей силами ФСИН не стоит даже обсуждать всерьёз – все заключенные в тяжелом состоянии должны быть немедленно переданы в гражданские больницы.

Мы думаем, что теперь понятна несостоятельность опасений, будто широкая амнистия приведёт к расползанию вируса вместе с освобождёнными заключёнными. Напротив – именно находясь внутри системы ФСИН заключённые неизбежно станут распространителями инфекции. Амнистия будет не только актом гуманности, который позволит сохранить жизни тысяч заключённых, находящихся в группе риска. Она будет мерой, необходимой каждому из нас для того, чтобы остановить продвижение эпидемии по всей стране.

Теперь о том, какой должна быть эта амнистия. Авторы нескольких проектов предлагают распространить акт амнистии на лиц, совершивших преступления небольшой и средней тяжести. Напомним, что верхняя планка преступления средней тяжести — это пять лет лишения свободы за совершение умышленного преступления и десять лет за преступления по неосторожности.

Адвокат Леонид Абгаджава

Мы считаем, что категория преступления сама по себе не может служить критерием для применения амнистии. Гораздо важнее срок, на который осуждён человек: именно он в конечном итоге определяет ту самую условную степень общественной опасности деяния с учётом обстоятельств дела и личности преступника.

Согласно статистике ФСИН, в 2019 году в исправительных колониях для взрослых содержалось 423 825 человек, из которых 187 971 осуждены на срок до пяти лет лишения свободы – это 44,3% от общего числа. Освобождение 44,3% заключённых вполне могло бы стать эффективной мерой, позволяющей снизить масштабы пандемии и разгрузить медицинскую службу ФСИН.

Традиционный критерий применения амнистии – тяжесть преступления – не даст должного эффекта, а главное, что при таком подходе эпидемиологический эффект становится непрогнозируемым. Ведь сейчас даже невозможно точно подсчитать количество заключённых, которые подпадают под такой критерий. Более того, дифференциация преступлений по категориям тяжести даёт неверное представление о тех людях, которых предлагается освободить. Очевидно, что уровень общественной опасности лиц, совершивших мошенничество или осуждённых за незаконное хранение наркотических средств для собственного потребления, не может идти ни в какое сравнение с общественной опасностью лиц, совершивших убийство или разбойное нападение. А ведь и те, и другие преступления находятся в категориях тяжких и особо тяжких.

Поэтому в целях минимизации последствий пандемии амнистия должна распространяться на следующие категории заключённых:

  • осуждённых за совершение всех ненасильственных преступлений;
  • всех осуждённых на срок до пяти лет лишения свободы;
  • тяжелобольных, включая всех страдающих туберкулёзом; ;
  • инвалидов I, II и III групп;
  • старше 60 лет;
  • несовершеннолетних;
  • беременных женщин;
  • женщин, имеющих несовершеннолетних детей;
  • осуждённых, у которых есть право на подачу ходатайств об УДО, в случае отсутствия у них дисциплинарных взысканий.

Ситуация с лицами, которые находятся на стадии предварительного следствия, несколько сложнее. Понятно, что если они подпадают под вышеперечисленные категории, то их уголовное преследование так же должно быть прекращено в связи с актом амнистии. Но в то же время к ним невозможно применить критерий срока наказания из-за отсутствия приговора. Поэтому как раз к ним логично будет применить критерий тяжести преступления. И тогда уголовное преследование лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений небольшой и средней тяжести, также подлежит прекращению.

Адвокат Леонид Абгаджава

Российское общество готово временно пожертвовать своими гражданскими правами. Перед угрозой эпидемии люди согласны ограничивать свои передвижения, лишиться возможности посещать работу и потерять существенную часть своих доходов. Но и представители государственной власти тоже должны быть готовы идти на уступки гражданскому обществу.

Сейчас, в условиях эпидемии, пришло время наконец-то отказаться от стереотипов, что безжалостный «обвинительный уклон» правосудия приносит пользу, а уголовная политика России способна эффективно влиять на уровень преступности и рецидива преступлений. Законодатели и силовые ведомства больше не могут позволить себе роскошь подобных заблуждений.

Наши партнёры

logo_menu3        «TERRA NOSTRA» logo RGB
 
 
Телефон:
Адрес:
115172, Москва г, Новоспасский переулок, дом №3, к.2, этаж 1, пом.XX, ком.1-5
director@cg-status.ru
Яндекс.Метрика